Лавров VS Схетына и «победа Сталина»

Министр Лавров утверждает, что победу во II мировой войне не позволит отобрать. Это реакция на слова Гжегожа Схеьыны, что в освобождении концлагеря Аушвиц-Биркенау принимали участие украинцы – солдаты Красной Армии Первого Украинского Фронта. Это вызвало мгновенную реакцию Москвы говорящую о «отобрании победы у России» и необходимости извинений со стороны Варшавы.

Для таких извинений, однако, нет никакого повода, а истерическую реакцию Москвы можно объяснить тем, что, казалось бы, незначительное замечание польского политика касается ключевой роли российской исторической политики. Москва хочет, чтобы военная слава оставалась ее монополией, поскольку состряпанная история отечественной войны – это один из основных мифов имперской России. «Великая Отечественная Война 1941-1945» является главным поводом для славы нынешней России, подобно как это было и для Советского Союза. Россия должна быть главным победителем II мировой войны и освободителем половины Европы. Огромные жертвы и потери послужить обоснованием для политических требований и морального шантажа по отношению к оппонентам. Слова «победа», «освобождение», «20 миллионов жертв» повторяются без устали, они должны заглушить все другие интерпретации событий II мировой. Следует, прежде всего, отметить, что нельзя утверждать, что кроме территории самой России Красная Армия кого бы то ни было освобождала. Так как освобождение должно приносить свободу, в то время как Красная Армия приносила коммунистическую власть и новую оккупацию. Поэтому вместо того, чтоб говорить об освобождении вообще следовало бы говорить об освобождении от Третьего Рейха. Можно быть освобожденным от одних палачей другими палачами. И так именно это и было, если принять во внимание террор, который установило НКВД на захваченных территориях. Второй существенный вопрос касается самой Красной Армии – чем она была? Министр Лавров жалуется, что у него «отобрали» победу во II мировой, косвенно признает, что это была армия колониальной империи, центром которой была Москва. Это русским должна принадлежать победа, хотя в Красной Армии служили все народы империи, от казахов, бурятов и таджиков до украинцев и белорусов. Нет точных статистических данных и исследований, но, вероятно, русские в этой армии составляли не более 50-60%. Если же верить мемуарам, они составляли абсолютное большинство среди офицеров-политруков, а также среди контролирующих армию спецслужб. Существенный вопрос касается также «была ли советская Россия одним из союзников?» На этот вопрос можно ответить так, что западные союзники были вынуждены признать Россию союзником, стараясь перетянуть ее на свою сторону. Однако цели, которые ставили перед собою члены альянса, то есть те с которыми Гитлер начал войну в 1939 году, а также самой России были полностью различными. В 1939-41 годах Сталин был союзником не Запада, а Гитлера. В 1939 Пакт Гитлер-Сталин помог III Рейху захватить Западную Европу. Сталин готовился к войне с Гитлером, но не для того чтобы вернуть свободу Франции, Бельгии или Голландии, а для того, чтоб захватить и коммунизировать весь континент. К войне на Западе в 1940 году он присматривался с удовлетворением, так как это была война между двумя его врагами – «капиталистический» Запад воспринимался как не меньший враг, чем III Рейх.  Следует также обязательно вспомнить о том, как Сталин трактовал свою Красную Армию. В его глазах это было «пушечное мясо». Его циническая поговорка касательно жертв в собственном строю «у нас людей много» хорошо известна. Он вел войну бандитским способом по отношению к солдатам собственной армии, с жизнью и жертвами которых он не считался. Не считался он не только с жизнью русских, но и тем более с жизнью солдат, включенных в имперскую армию из российских колоний. Украинцы, белорусы имеют право на собственную историю II мировой войны так же точно как американцы, Англичане или французы. Этот трагический период по-разному пережили все эти народы. Поляки прекрасно это понимают. Россия не может иметь монополию и навязывать другим свою интерпретацию, тем более, что в настоящее время эта интерпретация проистекает из советской тоталитарной идеологии и служит ее политическим и имперским целям. Тот факт, что именно украинец, будущий профессор права Игорь Побирченко, первым освобождал концлагерь в Аушвиц, можно посчитать случайным. В равной мере это мог быть солдат любой национальности. Но это все-таки символический факт, и именно это подчеркнул польский министр иностранных дел. Это хорошее вступление в празднования годовщины окончания II мировой войны, которая излагается Москвой как триумфальная победа российского империализма, для остальной Европы победой вовсе не является, является скорее трагедией, началом новой холодной войны и порабощением половины континента.

Reklamy

Stalins Victory of the II World War, Putin’s Empire and the Ukrainiens

Minister Lavrov says he does not intend to give up the victory in World War II. It is a reaction to the words of Gregory Schetyna, that   Ukrainians – Red Army soldiers of the First Ukrainian Front – participated in the liberation of the Auschwitz-Birkenau. This caused an immediate reaction of Moscow  it in  which it talked about „taking away Russia’s victory” and about the need for an apology from Warsaw. However, there is no reasan for offering such an apology  and  Moscow’s hysterical reaction can be explained by the fact that seemingly casual remarque by Polish politician touches the key issues of Russia’s historical policy and propaganda.
Moscow gas been staking out an exlusive claim to the  the glory of war due to the Soviet Union as main victorious power od the Second World War onopoly, because its  manipulated version of the history of the Great Patriotic War  is  the fundamental myths of imperial Russia. „Patriotic War 1941-1945” is long treated as the main title to national pride and  the glory of contemporary Russia  as  was the in the Soviet Union. According to this myth Russia is allegedly  the main winner of World War II and the liberator of half of Europe. Huge sacrifices and losses of the Soviet population are invoked by contemprary Russian propaganda to justify political demands and to subject political opponents to moral blackmail.  Therefore, the word „victory”, „liberation”, „20 million victims” are repeated again and again, in order to block out all other interpretations of the history of World War II.
Mister Lavrov is today forgeting that the emergence of independent states such as Ukraine no longer allows one to talk about 20 million victims of World War II the Soviet Union as they had  been all Russians and to claim for Russia an exlusive  right to speak in their name. Among these 20 million, 8 million were at least Ukrainians and 3 million Belarusians.
Moreover, one cannot talk about the Red Army liberating anyone outside Russia. Liberation is supposed to bring freedom, while the Red Army brought the communist power and a new occupation. So instead of talking about liberation one should talk rather about the delivery from the hands of the Third Reich. Unfortunately, it sometime happens that one is rescued from the hands of murderers by other oppressors. And that’s how it was, if we take into account the terror, which was introduced by the Soviet security apparatus (NKVD, NKGB, SMERSH) on conquered territories.
Another important question concerns the nature of the Red Army. When Lavrov complains about being deprived of the victory in the Second World War, he implicitly admits that it was an army of a colonial empire, with its center in Russian Moscow. According to the Kremlin’s minister the victory should belong to Russians even though all the peoples of the empire, including, among others, Kazakhs, Tajiks, Buriats as well as Ukrainians and Belarusians were serving in the Red Army. Although detailed statistics and research is lacking, one may assume that Russians constituted about 50-60% of the Red Army personnel. On the other hand, if one is to believe available memoirs, Russians were an absolute majority among political officers as well as among the staff of instutitions charged with supervision and repression of potential and actual political opponents.
Another important question is whether Soviet Russia was “one of the Allies?”. It may be said that the Western Allies were forced to recognize Russia as an ally, trying to pull it over to their side. However, the objectives of the Western Allies, that is those who started the war with Hitler in 1939, and the objectives of the Soviet Union were completely different. In 1939-41 Stalin was an ally not of the West but of Hitler and of the Third Reich. In 1939-1940 the Hitler-Stalin pact allowed the Germans to conquer Poland and Western Europe. Stalin was also preparing for war with Hitler, but not in order to restore the freedom of France, Belgium and the Netherlands, but to conquer and dominate the entire continent. In 1940 the Kremlin Dictator watched the War in the West with satisfaction because it was a war between two of his enemies – the „capitalist” West was treated by him as the enemy on par with the Third Reich.
It must also be remembered how Stalin treated his Red Army. In his eyes it was „cannon fodder”. His cynical adage referring to the losses in his own ranks „u nas ludey mnogo” (there is plenty of people in our lands) is well known. He waged a war in a bandit-like manner, with absolute disregard for the lives and sacrifices of the soldiers of his own army. He did not care for the lives of Russians, and even less for the lives of the non-Russian soldiers drafted into the imperial army on the colonized territories.