Лавров VS Схетына и «победа Сталина»

Министр Лавров утверждает, что победу во II мировой войне не позволит отобрать. Это реакция на слова Гжегожа Схеьыны, что в освобождении концлагеря Аушвиц-Биркенау принимали участие украинцы – солдаты Красной Армии Первого Украинского Фронта. Это вызвало мгновенную реакцию Москвы говорящую о «отобрании победы у России» и необходимости извинений со стороны Варшавы.

Для таких извинений, однако, нет никакого повода, а истерическую реакцию Москвы можно объяснить тем, что, казалось бы, незначительное замечание польского политика касается ключевой роли российской исторической политики. Москва хочет, чтобы военная слава оставалась ее монополией, поскольку состряпанная история отечественной войны – это один из основных мифов имперской России. «Великая Отечественная Война 1941-1945» является главным поводом для славы нынешней России, подобно как это было и для Советского Союза. Россия должна быть главным победителем II мировой войны и освободителем половины Европы. Огромные жертвы и потери послужить обоснованием для политических требований и морального шантажа по отношению к оппонентам. Слова «победа», «освобождение», «20 миллионов жертв» повторяются без устали, они должны заглушить все другие интерпретации событий II мировой. Следует, прежде всего, отметить, что нельзя утверждать, что кроме территории самой России Красная Армия кого бы то ни было освобождала. Так как освобождение должно приносить свободу, в то время как Красная Армия приносила коммунистическую власть и новую оккупацию. Поэтому вместо того, чтоб говорить об освобождении вообще следовало бы говорить об освобождении от Третьего Рейха. Можно быть освобожденным от одних палачей другими палачами. И так именно это и было, если принять во внимание террор, который установило НКВД на захваченных территориях. Второй существенный вопрос касается самой Красной Армии – чем она была? Министр Лавров жалуется, что у него «отобрали» победу во II мировой, косвенно признает, что это была армия колониальной империи, центром которой была Москва. Это русским должна принадлежать победа, хотя в Красной Армии служили все народы империи, от казахов, бурятов и таджиков до украинцев и белорусов. Нет точных статистических данных и исследований, но, вероятно, русские в этой армии составляли не более 50-60%. Если же верить мемуарам, они составляли абсолютное большинство среди офицеров-политруков, а также среди контролирующих армию спецслужб. Существенный вопрос касается также «была ли советская Россия одним из союзников?» На этот вопрос можно ответить так, что западные союзники были вынуждены признать Россию союзником, стараясь перетянуть ее на свою сторону. Однако цели, которые ставили перед собою члены альянса, то есть те с которыми Гитлер начал войну в 1939 году, а также самой России были полностью различными. В 1939-41 годах Сталин был союзником не Запада, а Гитлера. В 1939 Пакт Гитлер-Сталин помог III Рейху захватить Западную Европу. Сталин готовился к войне с Гитлером, но не для того чтобы вернуть свободу Франции, Бельгии или Голландии, а для того, чтоб захватить и коммунизировать весь континент. К войне на Западе в 1940 году он присматривался с удовлетворением, так как это была война между двумя его врагами – «капиталистический» Запад воспринимался как не меньший враг, чем III Рейх.  Следует также обязательно вспомнить о том, как Сталин трактовал свою Красную Армию. В его глазах это было «пушечное мясо». Его циническая поговорка касательно жертв в собственном строю «у нас людей много» хорошо известна. Он вел войну бандитским способом по отношению к солдатам собственной армии, с жизнью и жертвами которых он не считался. Не считался он не только с жизнью русских, но и тем более с жизнью солдат, включенных в имперскую армию из российских колоний. Украинцы, белорусы имеют право на собственную историю II мировой войны так же точно как американцы, Англичане или французы. Этот трагический период по-разному пережили все эти народы. Поляки прекрасно это понимают. Россия не может иметь монополию и навязывать другим свою интерпретацию, тем более, что в настоящее время эта интерпретация проистекает из советской тоталитарной идеологии и служит ее политическим и имперским целям. Тот факт, что именно украинец, будущий профессор права Игорь Побирченко, первым освобождал концлагерь в Аушвиц, можно посчитать случайным. В равной мере это мог быть солдат любой национальности. Но это все-таки символический факт, и именно это подчеркнул польский министр иностранных дел. Это хорошее вступление в празднования годовщины окончания II мировой войны, которая излагается Москвой как триумфальная победа российского империализма, для остальной Европы победой вовсе не является, является скорее трагедией, началом новой холодной войны и порабощением половины континента.

Skomentuj

Wprowadź swoje dane lub kliknij jedną z tych ikon, aby się zalogować:

Logo WordPress.com

Komentujesz korzystając z konta WordPress.com. Log Out / Zmień )

Zdjęcie z Twittera

Komentujesz korzystając z konta Twitter. Log Out / Zmień )

Facebook photo

Komentujesz korzystając z konta Facebook. Log Out / Zmień )

Google+ photo

Komentujesz korzystając z konta Google+. Log Out / Zmień )

Connecting to %s